Арифметика и ЦИК. Гримасы контрольных соотношений

17 сентября в ЦИК РТ был подписан протокол об итогах голосования на выборах депутатов Госсовета Республики Татарстан, по республиканскому избирательному округу. Но торжественность момента была в значительной мере смазана. Отсутствие одного из членов комиссии, несогласие другого и особое мнение третьего не могли остаться незамеченными. Кроме того прозвучали достаточно жесткие критические выступления.
 
Поводов для обоснованных упреков хватало. 10 пунктов Артура Гибадуллина, члена ЦИК РТ с правом совещательного голоса от партии «Яблоко», не оставляли никаких иллюзий по поводу прошедших выборов, которые он потребовал признать недействительными. Тем не менее, вряд ли кто-нибудь мог ожидать, что свежеизготовленный протокол будет оспорен уже на следующий день.
 
Так оно и случилось. Не успели на нем высохнуть чернила, как Артур Гибадуллин обратился с заявлением в Верховный суд Татарстана. Через три дня, в тот же суд, аналогичный иск подал кандидат-«яблочник» Илья Новиков, но уже в рамках Горкинского одномандатного округа №11.
 
Впрочем, особенной сенсации это не вызвало. После любых выборов остаются недовольные и в этом плане картина казалась привычной. Однако в поданном заявлении прослеживались некоторые нетипичные черты.
 
Первое, что бросилось в глаза — это конечно сверхоперативность. Можно подумать, что жалоба была приготовлена заранее и только ждала своего часа. Второе обстоятельство – это масштабность требований. Заявитель взял под сомнение две трети итоговых протоколов с избирательных участков Татарстана и счел необходимым проведение на них повторного подсчета голосов.
 
Третья особенность заключалась в необычности предъявляемых претензий, которые на первый взгляд казались сущим недоразумением. Невыполнение контрольных соотношений? Бред какой-то! Не может такого быть! – Так говорили не только оппоненты.
 
Тем не менее, до предварительного заседания, которое состоялось 2 октября, особого интереса общественности этот судебный процесс не вызывал. Только после него, количество желающих понять, в чем же тут дело, несколько прибавилось.
 
Чтобы изложить суть конфликта, необходимо прояснить технологию подведения итогов выборов. По истечении времени голосования, первые результаты, путем необходимых подсчетов, получают участковые избирательные комиссии. Их в республике около трех тысяч (точнее 2814).
 
На каждом участке составляется свой итоговый протокол, который представляет собой типовой бланк формата А-4. На обеих сторонах этого листа имеется разлинованная таблица из 20-и пронумерованных строк (граф). В каждую из них вносятся различные данные конкретного избирательного участка. Это число избирателей, число полученных бюллетеней, число выданных, число погашенных, число обнаруженных в ящиках для голосования, число недействительных, число действительных бюллетеней и конечно их распределение между политическими партиями.
 
В дальнейшем, подписанные и оформленные протоколы участковых комиссий стекаются в 65 территориальных комиссий (ТИК), каждая из которых путем суммирования одноименных строк, поступивших протоколов формирует собственный протокол, с прилагаемыми сводными таблицами. Дальше информация уходит в ЦИК РТ, где аналогичным образом создается уже конечный документ.
 
Но вернемся на избирательные участки! Между числами в различных строках имеются вполне определенные математические зависимости, которые называются контрольными соотношениями. Их выполнение служит объективным критерием правильности и непротиворечивости составленного протокола. Проверка контрольных соотношений — законодательно закрепленная процедура, которая должна проводиться в обязательном порядке.
 
В Избирательном кодексе Республики Татарстан предусмотрены четыре проверяемые формулы. В частности, число избирателей должно быть больше или равно сумме всех выданных бюллетеней. Это вполне логично.
 
Сумма числа действительных и недействительных бюллетеней тождественна сумме бюллетеней извлеченных из всех ящиков для голосования. Число действительных бюллетеней должно быть равно сумме всех бюллетеней «за кого-то». Здесь обычно не возникает трудностей, поскольку друг другу приравниваются одни и те же бюллетени.
 
Таким образом, три теста из четырех не вызывают сомнений. Проблемы начинаются при проверке контрольного соотношения, которое часто называют еще главным. В Избирательном кодексе оно выглядит так:  строка 2 = с.3 + с.5 + с.6 + с.7 + с.12 — с.13
Цифрами здесь обозначены порядковые номера строк (граф) проверяемого протокола. Соответственно в выражение подставляются имеющиеся в них числа.
 
В графе «2» отражены бюллетени полученные участковыми комиссиями по акту приемки-передачи. В строке «3» общее число бюллетеней выданных досрочно проголосовавшим избирателям. Строки «5» и «6» показывают, сколько было выдано бюллетеней в день голосования на участке и на дому. Строка «7» – это число погашенных бюллетеней. Строки «12» и «13» — корректирующие, на случай обнаружения недостачи или избытка.
 
На всех предыдущих выборах главное контрольное соотношение работало безупречно, но в этом году все карты спутало пресловутое досрочное голосование. Дело в том, что в строке «2» не учитываются бюллетени, попавшие на избирательный участок в конвертах, присланных из территориальных комиссий. В то же время, в другой части равенства они присутствуют в строке «3», которая отражает общее число всех «досрочников» и таким образом нарушают баланс.
 
Этот дефект был заложен еще 26 мая, когда в числе прочих нововведений Избирательного кодекса, была принята новая редакция контрольных соотношений. Едва ли законодатель предвидел такой эффект. Скорее всего, разработчики или эксперты допустили грубейший просмотр.
 
Интересно, что в причинах возникновения данного феномена, позиции заявителей и ЦИК РТ сильно не расходятся. Обе стороны прекрасно понимают, откуда и что взялось. Конфликт заключается совершенно в ином, а именно в различных точках зрения, как следовало выходить из такой ситуации.
 
Центризбирком, за несколько дней до выборов, внезапно осознал грядущие проблемы и спустил в нижестоящие ТИК запоздалое «разъяснение по заполнению…» от 9 сентября, подписанное секретарем ЦИК РТ Н. П. Борисовой, с просьбой «размножить данный материал и направить его в соответствующие участковые комиссии». 
 
В нем содержалась спешно разработанная, «разъясненная» формула главного контрольного соотношения: 
2 = 3 — 4 + 5 + 6 + 7 + 12 — 13 
которая не совпадала с приведенной в законе и в руководстве под названием «Рабочий блокнот». 
 
Зато дополнительно введенное слагаемое «- 4» как раз и компенсировало возникший дисбаланс равенства, поскольку в строке «4» отражались те самые «досрочники», проголосовавшие в ТИК.
 
Это был легкий, но весьма сомнительный способ решения задачи. Желание восстановить логику вполне понятно и объяснимо, вот только контрольные соотношения Избирательного кодекса имеют силу закона, и просто так их корректировать ЦИК РТ не могла.
 
Такое разъяснение не должно было иметь обязательную силу, зато оно оказалось способно ввести в заблуждение нижестоящие комиссии. В результате, из-за некомпетентного вмешательства оказался нарушенным избирательный закон.
 
А была ли альтернатива? Да в том, то и дело, что была! Каждая участковая комиссия по закону должна была самостоятельно проверить контрольные соотношения. В случае их невыполнения произвести повторный подсчет, а в случае их повторного невыполнения внести расхождения в 12-ю или 13-ю строки.
 
В данной ситуации строка «12» совершенно бесполезна, поскольку она дает положительную поправку и отражает число утраченных бюллетеней. Строка «13», напротив, идет со знаком «минус» и способна восстановить равновесие. Она являет собой «число избирательных бюллетеней неучтенных при получении». Бюллетени, пришедшие в конвертах из территориальных комиссий и в соответствии с законом вброшенные в общую урну, при ближайшем рассмотрении, в действительности как раз таковыми и являются.
 
Почему же они не были внесены в строку «13»? Вероятно все дело в том, что «корректирующие» графы являются негласным критерием добросовестности выборов. Чем меньше утраченных и неучтенных бюллетеней, тем «качественнее» выполнена работа. Поэтому их всегда стараются обнулить. Показуха неистребима!
 
Лично я никогда не верил этим нулям. Вот и на прошедших выборах мне самому довелось, поскольку я работаю в одной из комиссий, обнаружить при получении бюллетеней, в запечатанной «тысячной» типографской пачке целых 26 (!) лишних экземпляров. Разумеется, избыток был немедленно сдан, но я не уверен, что во всех других комиссиях получатели оказались столь же ответственны и уж тем более трудно поверить, что на весь Татарстан нашлось всего два неучтенных бюллетеня.
 
Так вот, возвращаясь к вопросу, что же следовало делать, отвечу так: надо было морщиться, скрипеть зубами, плакать от досады, но заполнять 13-ю графу! А уж потом объяснять казус несовершенством законодательства. Воистину, это было бы лучшим свидетельством честности и добросовестности избирательных комиссий! Но увы! Поезд уже ушел и, неплохой, во всех отношениях вариант был упущен самым бездарным образом. Может не хватило воображения? Кстати, такой сценарий никоим образом не влиял на распределение голосов и не ставил под сомнение результаты выборов.
 
Второй шанс ЦИК РТ потерял уже в суде. Вместо того чтобы согласиться с доводами заявителей, представитель Центризбиркома Григорий Соколов проявил завидную решимость защищаться до конца. Беда только в том, что на этом пути приходиться вступать в конфликт с элементарной арифметикой.
 
В представленном им отзыве от 1 октября, за подписью Председателя Э.С. Губайдуллина, наглядно демонстрируется, как выполняется главное контрольное соотношение в итоговом протоколе ЦИК РТ, правда, с одним, малюсеньким изъяном. Строка «3» берется вовсе не «протокольная» (349909), а сокращенная (298475) со стыдливой оговоркой «без учета данных о бюллетенях, извлеченных из конвертов досрочно проголосовавших в помещении территориальной избирательной комиссии избирателей».
 
Я, конечно все понимаю, но закон предписывает складывать и вычитать, только то, что в протоколе значится, и безо всяких оговорок! Такое неуклюжее жонглирование, да еще в зале суда, прямо скажу, не слишком достойное занятие и довольно-таки жалкое зрелище.
 
Подлинный профессионализм заключается не только в том, чтобы не совершать ошибок, но и в способности их признавать и исправлять. Но для этого нужно несколько больше мужества, чем его требуется для отстаивания чести мундира. Не в первый раз разочаровываюсь в позиции Центризбиркома. Похоже там слишком мало толковых людей. Лично я этим «работникам» не только выборы проводить, картошку продавать не доверил бы!
 
Главное контрольное соотношение может проверить всякий человек, способный войти на официальный сайт ЦИК РТ и вооруженный обычным калькулятором. Достаточно взять любой участок, где строка «4» отлична от нуля и, сложив четыре числа, сравнить полученную сумму с пятым, по формуле: 
2 = 3 + 5 + 6 + 7 + 12 — 13 
Строки «12» и «13» не в счет, там везде нули.
 
Справедливости ради следует отметить, что почти на трети участков республики контрольные соотношения выполнились в полной мере. Это все временно образованные и часть сельских. Они объединены одним признаком. У них не было досрочников из ТИК, и строка «4» равна нулю.
 
Отдельно хочу остановиться на целях этого судебного процесса. Хотя Артур Гибадуллин выступает от своего имени, я участвую как его представитель в суде и помимо того являюсь одним из неформальных инициаторов данного гражданского дела. Поэтому считаю необходимым обозначить некоторые приоритеты.
 
Главная задача была и остается неизменной — это честные и свободные выборы. В рамках же конкретного разбирательства мы намерены отстоять два жизненно важных и фундаментальных принципа.
 
Первый очевиден – это верховенство закона. Каким бы он ни был неудобным или плохим, закон должен исполняться. Совершенно недопустимо ломать его через колено, искажать или игнорировать. Я сам далеко не в восторге от избирательного законодательства. Имеющихся там недостатков не на одну статью хватит. Но произвол однозначно неприемлем. Следование избирательному закону — это нелегкий труд и суровая необходимость.
 
Второй принцип – независимость участковых комиссий, в том числе, от незаконного вмешательства со стороны вышестоящих. Решения вышестоящей комиссии обязательны для нижестоящих, при условии, что они приняты в пределах ее компетенции. Это требование не надуманное, оно отражено в пункте 10 статьи 20 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав…».
 
В качестве иллюстрации приведу такой пример. Я уже отмечал, что работаю в одной из участковых комиссий. Наш протокол в день выборов был составлен по всем правилам и принят в территориальной комиссии без замечаний. Более того, он успешно прошел проверку через систему ГАС-выборы.
 
Однако уже на следующий день председатель комиссии под давлением из ТИК был вынужден его переделать, обнулив первоначально заполненную строку «13». Естественно я не согласился и приложил к новой версии свое особое мнение. Но большинством голосов протокол был изменен.
 
Я убежден, что подобные истории происходили и на многих других участках Татарстана. Особое удивление вызывает удачное прохождение, первоначально составленного протокола через ГАС-выборы. Это можно объяснить, по-видимому, тем, что система пропускала обе версии контрольных соотношений, законную и «исправленную». Или хуже того, — возможно, что проверка главного контрольного соотношения была вообще отключена!
 
Нелишне заметить что, за неправомерное вмешательство в работу ГАС-выборы, частью 3 статьи 141 УК РФ предусмотрена уголовная ответственность, но механизм работы автоматизированной системы, лично мне не вполне понятен. Разобраться в этом вопросе могут, наверное, только специалисты. Поэтому я не исключаю возможности обращения в компетентные органы, для проведения проверки.
 
Что касается невыполнения контрольных соотношений на 1916-и избирательных участках Татарстана, то это факт — вещь упрямая и отменить его можно, разве ж только вместе с учебником математики за 4-й класс. Впрочем, посмотрим, что на это скажет суд. Рассмотрение дела по существу назначено на 9.00 21 октября 2014 года в Верховном суде Республики Татарстан. Вход свободный, но мест будет мало. На следующий день 22 октября назначено рассмотрение по существу заявления Ильи Новикова.

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.