Вопреки обещаниям

Поселок Займище в пригороде Казани бурлит. Вдоль поселка на берегу Волги ведутся строительные работы — здесь пройдет, как говорят жители, скоростная дорога и планируют построить элитный коттеджный поселок.  Также по одному из проектов высокоскоростной магистрали «Москва-Казань» — ВСМ-2 может пройти мимо поселков Займище и Юдино, а сохранность домов в округе остается под вопросом. Жители Займища выходят на флешмобы и митинги, добиваются временного прекращения намыва и снова выходят. Требуют от власти прекращения строительства и снова выходят, потому что ситуация не проясняется, а успехи людей оказываются временными.  
24 мая
14.30. Подхожу к Займище по трассе — сверху удобнее оглядеть местность. Машин вдоль дороги несколько десятков, если на каждой приехало человека два-три, да еще кто-то на автобусе, должно быть не меньше сотни человек. Действительно, даже пожалуй не меньше 150. Народ стоит двумя группами, окружив представителей власти, на этот раз все-таки доехавших на встречу, на которую их долго вызывали,  — глава исполкома Зеленодольского района и заместитель министра транспорта и дорожного хозяйства. От ПСО «Казань»  — никого. На вопросы жителей о том, что делает администрация для остановки работ, чиновник отвечает: «Мы здесь для того, чтобы записать ваши претензии».
15.00. Надежда из поселка Займище отчитывается о сделанном за неделю: многократных обращениях в контролирующие органы, Волжскую и Казанскую природоохранную прокуратуру.
15.20. Приезжает прокурор Кировского района, выслушивает жителей, задает уточняющие вопросы, сочувственно кивает головой и… заявляет, что берег не в его компетенции. Спрашиваю: «Покажите, пожалуйста, на местности, что здесь ваша компетенция? То есть где начинается и заканчивается Кировский район?»
— Ну вот где я стою, это моя компетенция. Я здесь буду разбираться.
— А здесь?  —  показываю на песок в тридцати метрах от дороги.
— Берег в ведении природоохранной прокуратуры. И акватория тоже в их компетенции
—  Значит, Кировский район — это дорога и поселок?
— Совершенно верно.
15.50. Подъезжает трактор и начинает убирать землю, перегораживающую дорогу на берег. Видимо, так сбывается обещание прокурора «разобраться».
16.15. Выезжаем на квадроцикле осматривать берег и замытую акваторию. Для меня это первая поездка на квадроцикле, оказывается, очень комфортный транспорт. Колеса мягко перекатываются по ровному, как в пустыне, песку. Вспоминаю экспедиции и прихожу к выводу, что в пустыне песок все-таки не бывает таким ровным и безжизненным, мертвым. Но природа берет свое, по метру вырывая у искусственной пустыни место для жизни. Где-то поднимаются маленькие, в ладонь высотой, деревца, рядом кустики луговых трав, дальше полосы прибрежной растительности, отмечающие бывший берег. По ним мы и ориентируемся, находя очертания засыпанных берегов, да еще по памяти.
16.24. Замечаем склад стройматериалов: бетонные кольца, пластиковые трубы, используемые для прокладки канализации, железная арматура, бетонные столбы и блоки. Ставим точку на навигаторе (55 град 48'41'' N 48 град 49'20'' E), едем дальше. С трудом угадываются старые очертания берега, бывшие заливы, ныне покрытые песком. Все острова соединены между собой намывом. Кое-где вывороченные и присыпанные деревья и кусты. Воды осталось совсем немного, над крошечными заливчиками летят две цапли. Между тем сухая дорога кончается, дальше едем по мокрому песку, плавно переходящему в глину. «Тут не намывали, а возили машинами»,  — замечает наш сопровождающий. Похоже, здесь планируют делать дамбу, удерживающую течение, потому и глина — песок бы размыло. Справа из зарослей взлетает какая-то хищная птица, вид определить не получается, против солнца не видно, но крупная.
16.36. Подъезжаем к крайней точке маршрута — острову Октябрьского поселения. Небольшая оставшаяся протока, несколько рыбаков. «Что скажете?» — «Безобразие, форменное безобразие. А властям наплевать» — «А вы почему тогда не на митинге?»  —  «Да мы постоянно ходим, вот сегодня порыбачить выбрались»  —  «Рыба-то есть?»  — «Непонятно. Мы недавно подъехали, пока нет».
Пускаемся в обратную дорогу, осматриваем заливы, при очередном повороте выскакиваем на вагончик и большую группу строителей.
17.10. Замечаем вдали на берегу струю воды, бьющую из трубы. Разворачиваемся и едем к трубе. Это та самая, которую мы переезжали, направляясь на бывшие острова.
17.20. Подъезжаем к трубе, фиксируем намыв на фото и видео при свидетелях. Из трубы хлещет струя грязно-коричневой воды.
Окончание пути. Поворачиваем к поселку. Над дорогой лениво парит стрекоза-дозорщик. Если остановить намыв сейчас, у природы еще есть шанс на восстановление...
ДИАЛОГИ С ВЛАСТЯМИ В ЛИЦАХ
Вчера, после многочисленных обращений жителей, впервые представители властей района и республики пришли на еженедельный сход – на этот раз в форме санкционированного пикета против засыпки Волги.  Как надеялись люди, чтобы получить ответы на наболевшие вопросы и принять конкретные меры по остановке намыва. Правда, ответов оказалось меньше, чем вопросов, а дел – меньше, чем слов. 
— Я на вашей стороне! —  уверял собравшихся Инсаф Хайруллин, первый заместитель министра транспорта и дорожного хозяйства. — Нам кинули новый вариант, его мы на нашей межведомственной рабочей группе посмотрели, всем показали, теперь они пишут замечания «за», «против» и все остальное. Этот проект не предусматривает сноса домов!
— Когда будет этот новый проект? — спрашивают собравшиеся.
—  До конца месяца мы должны его утвердить.
Люди  осторожно вздыхают с облегчением. Но не все так просто: проект, по которому ВСМ проходит выше существующей железной дороги, предлагался изначально – и вызвал резкую критику экологов, в том числе есть обращения «Гринпис» о недопустимости прохождения маршрута ВСМ через особоохраняемые природные территории и вырубку лесов под ее строительство. Не этот ли вариант снова предлагают жителям?
— Расскажите читателям «Свободной трибуны», с чем вы сегодня вышли к народу?  — уточняю у замминистра.
— В настоящее время в министерстве на согласовании находится маршрут, который не затрагивает сноса жилья.
— Где он проходит, выше железной дороги? 
— Да.
—  А леса, которые там находятся?
— ВСМ проходит по разным землям, будет принят закон о ВСМ, на основании которого будет приниматься решение о том, будут или не будут вырубаться, будут ли эстакады – вариантов много на сегодняшний день.
— Я знаю о трех вариантах ВСМ:  внизу от РЖД (в зоне отчуждения которой находятся жилые дома – прим. ред.), со входом через Восстания – Северный вокзал, и через аэропорт, какой из них?
— Пока рассматриваем вопрос с вхождением на Восстания-2
— Этот маршрут где-нибудь можно будет посмотреть?
— Можно будет. Но после того, как его все согласуют, мы его официально вывесим.
Кстати, на сайте министерства в тот же день появилась новость о том,  что разрабатывается вариант ВСМ, не предусматривающий снос жилья. Но ни планов проекта, ни хоть какой-то конкретной информации нет и там. Что именно пойдет под «снос» — дома или леса — пока непонятно. 
С точки зрения позиции жителей, активистов и экологов невозможно, защищая не только дома, но и общественное достояние — Волгу, отдать на вырубку леса. А с точки зрения экономической выгоды, все, что так беспокоит общественность, — лишь инвестиционные проекты. Об этом в беседе с жителями обмолвился второй чиновник, заверявший население о своей с ним солидарности  — руководитель исполкома Зеленодольского района Сергей Егоров. 
— Вы сегодня говорили, что технику вывезли на показ (отвели стоявшие «на виду» земснаряды, строительная техника осталась – прим. ред.), чтобы людям не было в чем упрекнуть. Хотел бы, чтобы вы это услышали от представителя ПСО, но тем не менее: решение о приостановлении работ есть, и технику вывезли не на показ, — уверял он собравшихся.
— Решение от какого числа? 
— Сегодня.
— Оно может быть продемонстрировано?
— Нет.
— Но это слова.
— Сначала были слова, подтвердим делами.
— Суть этого решения?
— В Октябрьском сельском поселении есть вопросы, которые вызывают справедливое напряжение среди населения. Эти вопросы требуют вмешательства. Три блока вопросов: острова, ВСМ и лес Новой Туры. Один на один муниципалитет с этими крупными инвестиционными проектами не оставляют, принято решение, что муниципалитет будет эти вопросы администрировать, приглашать к диалогу все заинтересованные стороны и докладывать о прогрессе наверх.
— Как остановить работы сейчас?
— Первый вариант – принимается решение административно, второй – выдаются предписания от контролирующих надзорных органов. Мы как представители района вас услышали и вас поддерживаем. Проблемы большие, у вас одних с ними справится не получится. И у нас не получилось бы, но мы подняли вопрос на уровень республики, соответствующий мандат передан. Мы сможем этот вопрос администрировать, всех приглашать, и докладывать руководству республики, какие вопросы удалось решить, какие нет.
Фраза Сергея Егорова: «Я сюда приехал не для того, чтобы на месте решить все проблемы, а чтобы записать, что вызывает недовольство» вызывает негодование людей – после многочисленных обращений они-то думали, что власть будет проблемы решать, а не записывать.
— Расскажите читателям «Свободной трибуны», что конкретно будет сделано по итогам сегодняшней встречи?
— Во-первых, сегодня мы все вместе получили информацию о том, что на уровне главы района в еженедельном формате, при необходимости с приглашением республиканских и федеральных органов власти, частного бизнеса будут решаться вопросы, которые вызывают такие акции протеста. Второе, в следующую пятницу мы начинаем эти встречи с участием активистов, тех, кого вы назовете. Сегодня я прошу вместе с вами, чтобы мы повестку не выдумывали, обозначить все обобщенные проблемы. Дачи, которые не можете зарегистрировать — один вопрос, проблема грохочущего земснаряда – второй вопрос, кому-то кажется по юридической части есть ошибки – третий вопрос, Щурячий, четыре участка проданы – четвертый, ВСМ – пятый, перспективы залива, экология – шестой, седьмой.
В заключение Егоров сообщает активистам телефон, по которому можно сигнализировать о возобновлении намыва.
После окончания пикета группа активистов и экологов объезжает территорию засыпки. Проехать по суше теперь можно аж до уровня Девятаевской дачи. Можно было бы и до Васильева, полоса намыва протянулась уже до туда, если бы Волга гидроударом не пробила дамбу: река несмотря на все, что с ней сделали, берет свое. По дороге видим два земснаряда, стоящие в заливах, и одну работающую трубу, производим фото и видеофиксацию по всем правилам. Звоню Сергею Егорову.
—  Здравствуйте, это Юлия Файзрахманова, мы с вами сегодня беседовали. Вы дали телефон, чтобы сообщать о намыве. Сейчас намыв идет, прямо в это время. Есть фото-видео запись, куда ее можно отправить.
— Отправлять  не нужно, вы дали сигнал, я его зафиксировал.
— Намыв остановят?
— Вы дали информацию, мое дело на нее отреагировать. Спасибо.
Спустя два часа после звонка намыв акватории Волги в Займище продолжался…

Автор: Юлия Файзрахманова

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.